РУКОПИСЬ

Павел Григорьевич Серов написал роман о своей жизни и однажды решил принести его в известное издательство

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

История рождения этой книги, как и любая жизненная история — необычна, местами запутана, но увлекательна... и проста. Да, ведь и сам человек появляется на свет вроде бы понятным способом, — Женщина рождает маленькое дитя, но до сих пор многое, если не сказать — почти всё (!) в этом процессе непонятно, не изучено и его самая важная суть скрыта. Да, что там... мы до сих пор не можем объяснить, каким образом из семени пшеницы получается росток, какая сила в нём вдруг начинает взаимодействовать — и, главное, — откуда эта сила берется? Школьнику, на уроке ботаники, вроде бы все понятно, а вырастает школьник — на те же самые вопросы уже ответить не может. И чем старше человек, тем больше вопросов остается у него без ответа.

Книга рождается тоже не совсем понятным образом. Однажды, где-то вдалеке промелькнул образ этой новой книги, и затем снова пропал на много лет. Потом опять промелькнул — где-то ближе, и снова пропал. Потом начались муки — сначала был написан сценарий фильма, затем сценарий превратился в повесть, затем, подсократив, я переделал её в рассказ. И только тут увидел: чтобы написать даже простой рассказ — нужно долго учиться. И все это на фоне мучительного и задевающего за живое вопроса к самому себе: а кто я такой? Имею ли я право брать в свои руки «Слово»? Что я этим «Словом» скажу? Куда я поведу своего читателя? 

С этим вопросом удалось справиться не скоро. Мучительные самокопания по поводу таланта или его отсутствия был полностью переложен на плечи будущего читателя. «Напиши, — сказал я сам себе, — и всё. Остальное рассудит читатель. Кто ты такой, в конце концов?» — вопрошал я сам себя. И успокоился по данному поводу. Но на смену первому мучительному вопросу, пришел второй. Как писать? Как это ВСЁ суметь вывалить на бумагу, да так, чтобы было интересно читать? То есть, — как раз не «вывалить», а живописательно изобразить? Пошли поиски ответов на второй вопрос. Огромные горы литературы были прочитаны и изучены. Начал вспоминать какие-то примеры из классиков, ну, например... ну куда далеко ходить.... ну этого... Ну еще про собачек писал... Вот. Забыл.

И пришлось заново проходить весь курс литературы. Мало сказать заново, — пришлось самому себе все объяснять и разжевывать, самому себе читать лекции и писать сочинения. Заново открывать для себя Чехова и Тургенева, Лермонтова и Пушкина, Достоевского и Толстого, открывать неизвестных мне Гофмана, Набокова, Платонова, Распутина, Паустовского и Пришвина... Нет конца и края у русской литературы. Но вспоминать пришлось не просто отдельными рассказами или главами, пришлось открывать целыми собраниями сочинений, потому что остановиться например на рассказах Чехова совсем неинтересно, — а интересно продолжать читать дальше, пока не дочитаешь до конца, потом открыть для себя его драматургию, затем прочитать несколько книг о нем и так... так по всей литературе, которой нет конца и края. 

И неправ был мой популярный современник, книги которого стоят в каждом книжном магазине, а произведения которого включили в школьную программу вместо Николая Лескова, когда он говорит, что вся классическая русская литература, равно как и ее современные продолжатели «не вызывает ничего, кроме изжоги». А разве не изжогу вызывают тысячи ярких обложек с кричащими заголовками, в которых штампуются вампиры, оборотни, следователи и детективы, чужие планеты с вымышленными трехрукими героями или полубессознательные обкуренные герои пустоты, мистицизма и псевдофилософии?

Продолжение следует...

 

Блог

Войти чтобы оставить комментарий

Отзывы

Отзыв о рассказе "РУКОПИСЬ"

Рассказ написан действительно хорошо. Очень понравился сюжет, где личная история перетекает в драму целого поколения. Успехов Вам!
Аватар пользователя Виталий Хватов
Виталий Хватов

Отзыв о рассказе "СТО ДЕВЯНОСТЫЙ КИЛОМЕТР"

Хорошо написано, понравилось то, что платформы 190 километр не было.

Отзыв о рассказе "ГЕНЫ"

Максим, спасибо, за этот волшебный рассказ! Напомнил мне мой "Заповедник", только с сущностями тонкого плана - до слез пронзительно. И хочется верить, что Гена-сущность не зря растворился, что Гена-отец действительно выполнит свое обещание...